«Идеальный ремонт» попал в точку с преображением маленькой однушки Людмилы Чурсиной.

79-летнюю народную артистку Советского Союза Людмилу Чурсину любят и помнят многочисленные поклонники её таланта. Она сыграла  много ярких и запоминающихся ролей как в кино так и в театре. Чурсина была  одной из красивейших актрис советского кино.

 

Людила Алексеевна решила обновить интерьер своей небольшой однокомнатной квартиры, площадь которой составляет 24м2.  Для этой цели она привлекла передачу » Идеальный ремонт».

 

 

 

Что касается небольшого размера квартиры, то это обстоятельство никоим образом не удручает актрису. В этом есть огромный плюс, как отметила она, меньшую площадь требуется убирать.

Людмила Алексеевна высказала свои пожелания, на счет того, какой она хотела бы видеть комнату после ремонта.

 

Она отдала предпочтение классическому стилю и светлому сиреневому цвету.

В комнате обязательно должен быть удобный диванчик и множество шкафчиков для хранения вещей.

 

 

На шкафчиках актриса сделала особый акцент, так как для вещей у неё постоянно недостаточно мест.

 

После завершения ремонта Людмила Алексеевна осталась очень довольной его результатом. Актриса высказала слова благодарности ведущей и всем участникам программы. А новым дизайном комнаты, она с удовольствием наслаждалась и восхищалась.

 

Ремонт, как и просила хозяйка, сделали в классическом стиле. Место для кровати оставили прежнее, только безусловно она уже новая.

Спальная зона отделена шторой в стиле оконной. Шкаф, с белым фасадом , как и просила хозяйка, оказался очень вместительным.

Лоджия также была отремонтирована в светлых тонах.

В комнате установлен новый диван, который при надобности может превратиться в спальное место.

В декоре,  дизайнеры отдали предпочтение сереневому цвету, как в прочем и в текстиле. Получился привлекательный для глаза дизайн, как и хотелось Людмиле Алексеевне.

 

 

 

ReadMeSu
«Идеальный ремонт» попал в точку с преображением маленькой однушки Людмилы Чурсиной.
«Посмотреть и заплакать»: звёзды с макияжем и без него — две большие разницы.